vernerelen (vernerelen) wrote,
vernerelen
vernerelen

Мальчик в бундестаге и я

Обычно я не люблю комментировать злободневные темы, это получается еще одно бормотание в многоголосой толпе. Но тут молчать не смогу, потому что уж больно близка тема.

Я тоже общалась с людьми из Немецкого Народного союза по уходу за военными захоронениями. И считаю, что они большие молодцы, что ухаживают за могилами (всякими, и немецкими, и русскими, и польскими).

Я тоже была на немецких кладбищах на нашей территории - когда мы снимали фильм про открытие немецкого кладбища в Духовщине, Смоленская область, и во Ржеве. Там, где прошли в войну немцы и оставили после себя выжженную, залитую кровью землю. Мою родную землю.



Я тоже изучала судьбу одного из солдат вермахта. Его зовут Хайнц Мучински, и он был унтер-офицером. Успел на самый финал войны, в Берлинско-Одерской операции попал в плен, правда, американский. Правда, выжил. Но не помнит ничего страшнее тех дней. И до сих пор чувствует общую немецкую вину за то, что они тогда натворили. Он был из вермахта, не из СС. Ему было 18. И я помню свои эмоции, когда мы ехали с ним знакомиться и брать интервью. Я помню, как внутри все корежилось и не желало укладываться. Я помнила своего деда, танкиста, прошедшего всю войну с Курской дуги до Берлина, я помню бабушку-связисточку, под шквальным огнем разматывавшую огромные мотки тяжеленно медной проволоки, потому что надо было наладить связь... Незабываемо, особенно когда ты хрупкая девушка и тебе 15. И тебе потом еще танкиста из горящего танка вытаскивать на своих плечах. Я помню брата моей другой бабушки, которого взяли на фронт из 9 класса, и который погиб через месяц.

Я очень хорошо помню, что сподвигло написать меня цикл рассказов "Наследники пепла", который вышел в сборнике "Синяя веранда" издательства Эксмо. Писала, потому что не могла не писать, потому что все это жгло и болело, и я не могла уяснить, как же так: вроде и там и там были люди. Молодые, красивые, улыбчивые. Но они убивали друг друга.

Только одни напали. А другие оборонялись.



Может, у них не было выхода. (солдаты вермахта - такие же солдаты, как сейчас наши срочники. 18 лет - и изволь-ка отслужить, если не откосил. А уж куда пошлют - сие не твоего ума дела, изволь год жизни отдать родной стране). Но это была война, и это были захватчики, а захватчиков в случае поражения ждет именно это: вечный позор, проклятие и непрощение. На этом стоит мир, на этом стоит история. Базово. А дальше идут нюансы.

Мальчик из Нового Уренгоя говорил как раз о нюансах. Как человек, испытавший это, я могу его понять. Правда, я была уже в том возрасте, когда внутренние ориентиры твердо закрепились, и слава Богу. Я прочитала стенограмму выступления, и могу сказать, что основная проблема, конечно - в интонациях. Солдат не может быть "невинно убиенным", потому что это солдат. Писатель платит за то, что он пишет, а солдат - за то, что в его руках оружие, пусть он этим оружием хоть в носу ковыряет. "Так называемый Сталинградский котел" - это очевидно неправильное употребление языкового оборота. Потому что оборот "так называемый", здесь употреблявшийся в смысле "известный в истории как", имеет в русском языке более очевидный смысл пренебрежения и сомнения. Например: "мой так называемый друг" или "вот она какая, ваша так называемая романтика". И вообще, не поленитесь, посмотрите запись или прочтите стенограмму выступления, чтоб иметь собственное мнение, основанное на факте, а не на чьем-то мнении. Ибо такие заявления, как "мальчик каялся за то, что его деды убивали немцев" или "юный власовец" - неприемлемы, конечно. Опять все напоминает пьяный хабалистый ор на базаре, где все что-то слышали, но никто точно ничего не знает, и все поголовно осуждают.

Мальчик из Нового Уренгоя говорил о нюансах, и проблема в том, что говорить о нюансах можно на лавочке, на кухне, с родителями, с детьми, когда те подрастут... Но не в бундестаге. Не в сенате той страны, что на нас напала. Там надо следить за языком. Потому что это политика, и мальчикам из Нового Уренгоя туда лезть не следует. Потому что там - темная вода с порогами, там не выплыть. Всем, кто проверял и вычитывал текст, особенно учителям (я не верю, что ему дали просто так выйти и прочитать то, что никто до этого в глаза не видел) - позор, и санкции, чтоб мозгом думали. Потому что, повторюсь, нюансы - не для громких заявлений, особенно по таким болезненным вопросам. Здесь все должно быть однозначно. Потому что если с деталями...

Дьявол, вот кто в деталях. Мы это знаем.
Tags: ВОВ, Коля из Уренгоя, Наследники пепла, мальчик в бундестаге, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment